Популярное

Голосование

Когда начался кризис российских политтехнологий?
 

Поиск по сайту

конец эпохи ФЭПа

 

Фонд эффективной политики закрыт за неэффективность
 
По сообщениям СМИ, 25 мая сотрудникам Фонда эффективной политики было объявлено о масштабном сокращении персонала. Как юридическое лицо, ФЭП, вероятно, сохранится, следовательно, парочка секретарш по-прежнему будет отвечать на телефонные звонки, и заваривать чай для бессменного руководителя фонда Глеба Олеговича Павловского. Но эпоха в развитии российского политического консалтинга, связанная с брендом ФЭПа и именем Павловского, судя по всему, уходит в прошлое.
Первым масштабным проектом ФЭПа была избирательная кампания «Конгресса русских общин» на выборах Государственной думы РФ 1995 года, завершившаяся очевидной неудачей.  КРО собрал 4,3%  голосов избирателей и заградительный барьер преодолеть не сумел. В 1996 году ФЭП был одним из едва ли не дюжины консалтинговых агентств, привлечённых к кампании по переизбранию Бориса Ельцина (а ещё была автономно работавшая группа американских политтехнологов и несчитанное количество конкурирующих друг с другом штабов). Настоящий и полномасштабный успех пришёл к ФЭПу в 1999 году, когда Павловский сыграл одну из ключевых ролей в кампании блока «Единство», разгромившего в быстротечной информационной войне блок «Отечество – Вся Россия» во главе со сверхпопулярными  Примаковым и Лужковым.
Победа Путина на президентских выборах 2000 года тоже была достигнута при участии ФЭПа, но это была уже существенно менее конкурентная кампания, исход которой не вызывал особых сомнений.
После 2000 года за ФЭПом и Павловским особых профессиональных успехов в сфере избирательных кампаний не числится. Но именно в путинские нулевые Павловский становится лицом и даже символом отечественных политических технологий. Его разнообразные информационные проекты играли важную роль в обеспечении легитимации формирующегося авторитарного политического режима. О качестве этих проектов можно судить по шоу «Реальная политика», выходившему в течение нескольких лет на канале НТВ. Павловский в качестве ведущего аналитической телевизионной программы на том же канале, где раньше выходили блестящие программы Парфёнова, оказался демонстративно некомпетентен. В стране, где Павловский ведёт аналитическую программу, с этой задачей может справиться любой.
После ликвидации конкурентной политики на федеральном уровне в 2004-2007 годах, ФЭП ещё продолжал несколько удерживаться на плаву за счёт реализации по заказу Администрации президента информационно-мониторинговых программ. Но архаизм методов 90-х годов в условиях зрелого авторитаризма постепенно становился очевиден даже заказчикам. Павловского продолжали терпеть не столько по инерции, сколько потому, что на фоне его болтовни в СМИ хорошо смотрелись «эффективные менеджеры» сурковского призыва, реально управляющие партийно-выборной имитацией политики. Вдобавок, идея о ненужности политтехнологов может привести к чересчур далеко идущим выводам. Сурков, ведь тоже, в сущности, политтехнолог. Однако, всё хорошее когда-то заканчивается. Когда Павловский попытался играть на противоречиях в тандеме, у него без лишних разговоров отняли пропуск в Кремль.
(По слухам, когда двое дюжих охранников выводили Павловского из здания президентской администрации, он успел громко крикнуть : «Слава, ты следующий!», но достоверных подтверждений этой информации нет).
Существо вопроса ёмко резюмировал Белковский:
 «Это закономерный результат отказа Кремля от политтехнологических услуг»,— сказал он. Сейчас все решения принимаются во властных структурах, которые не нуждаются в консультациях фонда. «Роль ФЭПа в последние годы— лет пять–шесть— сводилась к мониторингу и некоторым аналитическим запискам, то есть никаких реальных стратегических рекомендаций и политтехнологических разработок за ФЭПом не значилось и не числилось. Но это не вина ФЭПа, а скорее беда, потому что Кремль утратил потребность в политтехнологах как категории»,— поведал он.
На смену ФЭПу приходят уже совершенно советские по своему стилю бюрократические учреждения, такие как Институт социально-экономических и политических исследований, который займется подготовкой предвыборной программы для путинского Народного фронта  и "Единой России". Возглавлять этот институт будет проверенный губернатор в отставке, а не какой-нибудь самозваный политтехнолог.
Павловский, конечно, вписал своё имя в историю российских политических технологий, но в тот раздел, который посвящён крупнейшим политтехнологическим конфузам. Он сыграл роль Дарта Вейдера российских политтехнологий.
Все политтехнологи, как известно, - члены тайного ордена рыцарей конкурентной демократии. Демократия, основанная на сменяемости власти по результатам конкурентных выборов, необходима политтехнологам, как воздух. Но иногда находятся  отдельные предатели и отщепенцы, которые, соблазнившись повышенным гонораром, выступают на стороне зла, и помогают автократам установить неконкурентный политический режим. Как мы видим, возмездие истории неотвратимо.